Владимир Нагирняк (olt_z_s) wrote,
Владимир Нагирняк
olt_z_s

Образы немецких подводников в советской прозе

Приветствую, коллеги!
Предлагаю вашему вниманию "разбор полетов" на очень интересную тему от коллеги [info]maxdianov .
Благодарю его за любезность разрешить мне разместить его заметку в моем журнале.

Оригинал взят у maxdianov в Образы немецких подводников в советской прозе
Здравствуйте коллеги и друзья! Наконец-то дошли руки, ( был завал на работе), создать заметку по указанной теме. Думаю
у многих интерес к военной истории возник в детские или юношеские годы после прочтения военно-приключенческой или исторической литературы, что вполне закономерно, так как хороших книг было много. Именно из этой литературы, рожденные в СССР узнавали про врага - нацистов, их стратегию, тактические приемы и вооружение и хотя были и серьезные справочники и исследования, в них не было одного, что интересовало многих - чем жил и дышал противник, какие у него были герои и антигерои, быт, мысли, повседневная действительность. С этим сталкивались и писатели - информации у них было мало,  и приходилось что-то додумывать от себя или пользоваться пропагандистскими штампами. Поэтому я решил сделать, так сказать ретроспективу наиболее известных образов немецких подводников в нашей литературе и проанализировать, что в итоге у авторов получилось. Сразу оговорюсь - никаких претензий к нижеупомянутым писателям не имею. Они имеют право на вымысел. Их книги великолепны и интересны. Они патриотичны. Просто попытаемся разобраться "откуда ноги растут" и как появляются стереотипы о немецких подводниках и немецком подводном флоте.
 Итак номер один - Герхард фон Цвишен, командир "Летучего Голландца" из романа Леонида Платова "Секретный фарватер", по которому был снят наш телеблокбастер ( музыка мне из него кстати очень нравится). Говорить здесь особо нечего - герой абсолютно вымышлен, как и его корабль. Он брутален, демоничен и жесток. Истинно нордический характер - особенно по фильму. У него мания величия и фанатичная вера в идеалы национал-социализма. Платов видимо использовал слухи о личном конвое фюрера, и что Гитлера должны были перевезти в Южную Америку на подлодке. Но его гиперболизированное описание событий, как я заметил, сыграло со многими людьми злую шутку. Фраза "мой корабль стоит трех танковых армий", огромные скальные укрытия для одной лодки, тысячи погубленных зеков и т.д. вызывает разрыв шаблона у людей с конспирологической жилкой. У них складывается впечатление, что третий рейх был всемогущей техноцивилизацией с огромными возможностями. После того, как они почитают "Сто великих тайн Третьего рейха" и поиграют в "Вольфенштайн", переубедить их о секретных базах в Антарктиде - практически невозможно.

Со следующим писателем, В.С. Пикулем все гораздо сложнее. В своем первом романе "Океанский патруль" эпизодически выведен командир у-бота Швигер ( подчеркивается, что однофамилец). Упор делается, что он ас. Экипаж - только добровольцы. Личный счет - 113 потопленных судов. Валентин Саввич видимо тогда думал, что у немцев, как и у нас результативность лодок отражалась в первую очередь количеством, а не тоннажем. Если у наших лодок число побед рисовалось внутри звезды на рубке, то у Швигера - то же самое, только в лавровом венке. Откуда взялся этот венок непонятно, но он несколько раз фигурирует у Пикуля, а в одной миниатюре он от первого лица пишет, что лично видел лодку с венком, а внутри цифра 13. В остальном ничего примечательного - Швигера ловят на судно-ловушку и погибают оба. Учитывая, что это первый роман писателя, в котором отразились собственные свежие воспоминания, вполне понятный недостаток информации - ничего необычного. Просто опытный вражина, каких полно в наших мемуарах. Позабавила фраза начальника из романа, узнавшего о прибытии на север Швигера - "мы им покажем, что здесь не Баб-эль-Мандеб". Отсюда начинает расти новый стереотип, сложившийся у многих людей. Многие уверены, что немцы очень не хотели воевать на нашем театре - типа из-за нашего мастерства и суровости. Разумеется, это абсолютно не так. Для некоторых родов войск даже наоборот.
 А вот в "Реквиеме каравану PQ-17" Пикуль уже упоминает, что при создании образа Ральфа Зеггерса собирал сведения о немецких подводниках и собрал в нем все, что узнал о них. И кто же у него получился? А получился у него более опытный и удачливый Экк. Только Экк. У которого неплохие боевые успехи, который засветился во всех громких операциях кригсмарине одновременно, который расстреливает и топит людей вовсю, не чурается выпить коньяку по поводу и без, со своим единственным офицером - штурманом, с которым он на "ты". Но короткой ноге с Деницем и опять очень не хочет (побаивается) воевать на нашем Севере. В заключении Пикуль не удержался и тоже демонизировал немецкий подводный флот - и "Цаункениги" вспомнил и то, что немцы де топили корабли еще после войны "дожирая свой мартель" и успокоились " только тогда, когда их аппараты уже ничего не могли выбросить". Что-ж приходится констатировать одно - Валентин Саввич при создании образа доверился пропагандистским штампам, а в отношении небрежности общения немцев, придумал от себя. Это его фирменный стиль во всех исторических романах, что не делает их хуже. Мне лично юмор Пикуля нравится. 
 В знаменитом романе "Четыре танкиста и собака" Януша Пшимановского есть эпизодический обер-лейтенант Зигфрид Круммель - командир лодки "Херменегильда". Многие уверены, что немцы любят громкие названия. Это тоже стереотип. В "Секретном фарватере" так и говорится, когда упоминается, что лодка Цвишена называлась "Голубая молния". Про Круммеля, можно сказать одно - ему тоже не нравится с нами воевать. Он любит Атлантику и терпеть не может Балтику.
" Здесь слишком много лишнего в воздухе - того и гляди свалится на голову" - говорит он.
 Ну и напоследок мое любимое  - Анатолий Иванкин "Конец "Гончих псов"". Талантливейшая книга, особенно для своего времени. Иванкин, профессиональный военный летчик ( начкафедры знаменитой Качи), директор музея-панорамы "Сталинградская битва" прекрасно, живым языком описал взлет и падение люфтваффе на примере одного человека, главного героя летчика Карла фон Риттена. По пути повествования судьба знакомит его с самим Гюнтером Прином. Предлагаю этот замечательный отрывок, правда в повести Прина почему-то зовут Гербертом. Итак, Карл фон Риттен , муж его сестры оберст люфтваффе Гуго фон Эккарт и чиновник из Организации Тодта Генрих Штеккер сидят в парижском кабаке перед началом Битвы за Англию:
 " - Откуда здесь моряки? - удивился Гуго.- Можно подумать, что мы не в Париже, а в Гамбурге или Киле.
   - Это офицеры-подводники,баловни гросс-адмирала Редера
. Теперь они здесь будут частыми гостями. Мы в Бресте делаем  эллинги для подводных лодок. Перекрытия невероятной толщины из железобетона. Им любые бомбы будут не опаснее плевков. Кстати я поздоровался с Гербертом Прином, знаменитым командиром субмарины,потопившей в Скапа-Флоу линкор "Ройал Оук".
- А я не узнал его,- сказал Гуго.- На фотографиях он совсем не похож.Познакомь нас с ним Генрих.
- Охотно.
   
Вскоре знаменитый Герберт Прин сидел за их столом.Карл внимательно присматривался к самому отчаянному сорвиголове из кригсмарине. Бледное,волевое лицо. Легендарный капитан-лейтенант был застойно пьян.видимо еще с прошлой недели, но держался молодцом. Ас-подводник, пивший на брудершафт с гросс-адмиралом Редером, вскоре стал на "ты" и с фон Эккартот.
- Мы, Гуго пришли в Брест дней десять назад. Напостились в море за полтора месяца, а теперь устраняем алкогольную недостаточность. Ну и всякие другие... - Прин засмеялся над собственным остроумием. Он залпом выпил стопку коньяка и закурил сигарету. - Всего этого мы лишены в плавании. Вам летчикам , в чем-то можно позавидовать.Вы каждый день видите солнце и выполнив задание, возвращаетесь к людям.А вокруг меня все плавание только экипаж. Понимаете- экипаж? Я не могу позволить себе за полтора месяца завязать с ним неслужебный разговор. 
- В войну достается всем, - дипломатично заметил Гуго.
- Да! Это так. Посмотри на моих моряков. Им сейчас можно позавидовать. Кутежи, красивые бабы... Но они зря пытаются забыть в их объятиях, что скоро опять в автономное плавание. Да!  - Он стукнул ладонью по столу. - О нем сейчас лучше не вспоминать.
 "Он совсем пьян",- понял Карл, заглянув в его неподвижные. расширившиеся зрачки. 
- Там под водой нас постоянно гложут ожидание и подспудный страх. Его мы стараемся спрятать подальше, но... Ты Гуго, представляешь себе, как рвутся невдалеке "глубинки" и как содрогается прочный корпус?
- Откуда Герберт? Я хорошо представляю другое : разрывы вражеских бомб и удары пуль по самолету. Это моя третья война, я ведь и в Испании был.
- Испания... Лавры, апельсины, фанданго и коррида. Боже, как бы я хотел умереть в Испании, а не в "мокрой могиле". Там под голубым небом и смерть не так страшна. А нам скоро опять лезть в тесную скученность и духоту, где воздух даже в командирской рубке  отдает ароматами матросского гальюна. Сырость. С металлических трубопроводов стекают капли конденсата. Кажется, что саму субмарину прошибает холодный пот. Подзаряжаем аккумуляторы только по ночам. Как уйде в море - прощай солнце, почти на два месяца. Все плавание для командира подводной лодки сплошная вахта. Она мотает душу и нервы.
 Прин раскурил погасшую сигарету и оглядел всех. пытаясь вспомнить, кто его собутыльники и где он находится.Затем увидел своих моряков и в его сознании все стало на место.
 - Не пойму. почему я разболтался? Вероятно,я изрядно пьян. Не судите нас строго,- кивнул он на "морской" стол, где один из лейтенантов дремал.положив голову в тарелку с остатками ростбифа. Рядом с уснувшим лейтенантом сидела женщина яркая, как северное сияние. Закинув ногу на ногу, она курила, устало щурясь от табачного дыма и глубокого безразличия к своим клиентам. Прин поднялся и ушел к морякам. Он двигался по ковровой дорожке, словно по зыбкой палубе. Коньяк швырял его из крена в крен не хуже штормовой волны."
 
Специалиста, конечно многое здесь улыбнет. Но как написано мне нравится. И в возможность такого разговора я почему-то верю. Но только без Прина :).   И опять же понятно, что существует еще один стереотип - ас вне боя тоже "ас" - только по расслаблению. Кто наслышан про Маринеско, поверит вышеописанному очень легко. А после "Первого после бога" - подавно. Ну вот вроде и все. Если кто вспомнит что-то еще буду рад обсудить.

Subscribe

promo olt_z_s september 7, 2014 19:40 16
Buy for 100 tokens
Решил подхватить знамя флэшмоба, запущенного коллегами-историками в ЖЖ, смысл которого рассказать почему мы интересуемся историей конкретных эпох. С удовольствием принимаю в этом плане эстафету, благо она для меня так же является ответом на другой важный для меня вопрос - почему российский историк…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments