Владимир Нагирняк (olt_z_s) wrote,
Владимир Нагирняк
olt_z_s

Categories:

Военный "робот"

Данную заметку я позиционирую, как продолжение рассказа о "мятежном" командире подводной лодке,
о котором я когда-то писал здесь:  "Он не будет идолом на моей лодке".
История жизни и смерти Оскара Куша дает понять многогранность  ситуации в которой находились военные моряки, служивших режиму Гитлера. Разумеется число подобных ему вряд ли было велико, однако пример Куша показал, что определенная группа офицеров, думающих также существовала и в последние годы войны их количество могло стать больше.  Но стоит акцентировать внимание на том, что в основной свой массе молодые офицеры были продуктами системы и если и могли прийти к таким же выводам, что и Куш, то только лишь пройдя через горнило войны.  Об этом свидетельствует речь контр-адмирала Бундесмарине Эриха Топпа, которую он произнес перед публикой после свой отставки в 1969 году.  Один из самых успешных подводных асов Второй Мировой Войны затронул в ней весьма любопытные вещи, которые его коллегами на свет не выносились и судя по всему не приветствовали. Топп разомкнул рамки "корпоративного круга", показав этим, что его мнение на счет случая с Кушем встает в оппозицию к своим некоторым бывшим коллегам. Не удивительно, что Топп стал одним из тех, кто пытался реабилитировать расстрелянного командира U154. 

Отрывок из речи Эриха Топпа "Комплектование кадров и их обучение в подводном флоте":

""Мы вошли в войну с прекрасно подготовленными экипажами. Я стал
командиром малой лодки в 26 лет. Это был возрастной критерий для
унтер-офицеров, которые достигали его в том же возрасте. Команды лодок
были укомплектованы 23-24 летними моряками. Все изменилось в период
1943-1945 гг, когда средний возраст подводников колебался в пределах 21
года и командирам лодок в среднем были 23 лет отроду. Они были продуктом
образовательной и социальной концепцией Третьего Рейха, благодаря
которой эти молодые подводники разделяли взгляды политической системы,
основной философией которой была тотальная война.

Политические лидеры Германии располагали целым спектром психологического
влияния не только на вооруженные силы, но и на все население страны.

Приведенный мною пример показывает, как может изменить свои взгляды
молодые офицеры, являющиеся выходцами из Гитлерюгенда. Весьма успешный
командир, приняв под свою руку новую лодку с экипажем новобранцев, войдя
в свою кают-компанию, сказал своим офицерам про портрет Гитлера,
находящийся там : "Пожалуйста снимите его, здесь не будет никакого
идолопоклонничества". Таким образом он дал понять им свою критическую
позицию к сложившейся политической и военной обстановке в Германии - это
произошло в 1944 году и он не побоялся высказать свое мнение.

Офицеры лодки донесли на своего командира, как на пораженца. Он был
осужден на смерть и казнен. За время его заключения, длившегося
несколько месяцев, ни один из его вышестоящих начальников не связался с
ним.

Этот случай конечно был исключением. Однако он
показывает влияние тоталитарного режима на старших офицеров, которые не
знали, что правители Германии уже были замазаны в преступных деяниях.
В данном случае, как и в некоторых других, братство по оружию было разрушено политической ситуацией.

Безоговорочная власть нацистов предоставила привилегированное положение военным, пока они были ее верными последователями.

Подводникам в общественном мнении была предоставлена специальная роль.
Они говорили о себе : Подводники - элита вооруженных сил.". Они назвали
себя "Корпусом добровольцев Деница".
Но другая сторона нацисткой пропаганды несла в себе давление и угрозы инакомыслящим, вплоть до смертной казни.

В итоге, вы должны понять, что из себя представлял из себя авторитет
командира на борту немецких подлодок на фоне той политической ситуации в
Германии. Молодые офицеры находились под влиянием нацистов, под которое
они попадали еще в школе и в дальнейшем в различных политических
молодежных организациях. Харизматическая власть Гитлера над массами и
его практически гипнотическое влияние на Деница хорошо известны."


Речь Топпа была любезно предоставлена на всеобщее внимание на форуме uboat.net его крестником
Фолькером Эрихом Куммровым. Перевод этого отрывка делал ваш покорный слуга.

Одним из наиболее ярких примеров продукта нацисткой системы в подводном флоте Германии является последний командир U203 капитан-лейтенант Герман Коттман.  Его персона привлекла меня прежде всего двумя вещами:
1. Коттман являлся вероятно единственным среди командиров подводных лодок выходцем из СС.
2. Его характеристика, сформулированная офицерами  военно-морской разведки США после его допроса, исключительно любопытна тем, как они его охарактеризовали и оценили.

Коттман родился в Ганновере в 1915. Его отец был армейским офицером. Перед вступления в ряды ВМФ в 1936, Коттман некоторое время служил в СС.  Причины его перехода из "охранных отрядов" во флот неясны.  После учебы в Военно-морском училище Мюрвика, он был назначен на броненосец "Адмирал граф Шпее".  После гибели своего корабля в Монтевидео в 1939 году Коттман был интернирован вместе с другими членами экипажа в Аргентине. Однако в апреле 1940 года он бежал из Аргентины в Чили, откуда на борту датского судна отплыл в Японию.  Из Японии он попал в Германию, воспользовавшись стандартным на тот момент путем, через территорию СССР на Транссибирском экспрессе.   По прибытию в Германию Коттман снова приступил к службе и перед зачислением в подводный флот успел даже послужить на линкоре "Тирпиц".  В декабре 1941после соответсующе подготовки  он был назначен вахтофицером на U203, которая находилась под командованием Рольфа Мютцельбурга. Коттман совершил три похода на лодке, как первый вахтофицер, для которой они являлись пятым, шестым и седьмым по счету.  В конце июля 1942 года он был отправлен в Мемель на курсы подготовки командиров подводных лодок. Таким образом он пропустил восьмой поход U203, в котором погиб Мютцельбург.  Инцендент с гибелью подводного аса весьма известен каждому любителю истории подводной войны, так как он ярко выделяется нелепостью гибели командира U203 - Мютцельбург неудачно нырнул с мостика и ударился головой в падении об булевую цистерну своей "семерки".  Гибель Мютцельбурга внесла поправки в дальнейшую карьеру Коттмана - вместо назначения командиром на одну из новеньких "девяток" его вернули обратно на U203 в качестве командира оченью 1942 года.  Лодка с новым командиром успела совершить три похода, в последнем из которых была потоплена - 25 апреля 1943 года.

Попав в плен к британцам он был передан для допроса разведке ВМФ США, которая составила о нем весьма красочный отзыв:
"Коттман был одним из самых неприятных командиров подлодок, которые попадали в плен. Он высокомерен, властен и требователен. С ним невозможно вести учтивую беседу, так как он использовал  в своих интересах любую возможность, что бы оскорбить собеседника. Он фанатичный нацист и его лучше всего охарактеризовать, как "военный робот". Любой культурный или гумманитарный импульс, который мог быть свойственен его характеру был сублимирован политической и военной идеологической обработкой, которой он был подвергнут в юности. На вопросы о возможности проигрыша Германией войны он отвечал, что если бы это и произойдет, то  Германия все равно будет готовиться к реваншу."

  Фанатизм Коттманна и его отталкивающая индивидуальность влияли на его офицеров, которые старались изо всех сил подражать ему.  В итоге, даже три, проходивших практику в боевых условиях на U203 , фенрика пытались подражать Коттману. (Они также попали в плен). И лишь с одним из них , офицерам разведки удалось установить контакт,  так как он отличался от своих коллег приятной индивидуальностью и культурой общения. 

Подводя итоги, можно сказать, что конечно Куш и Коттман являются антагонистами по отношению к друг другу, хотя и являются продуктами одной политической системы.   Однако подобное расслоение командиров подводных лодок к 1943 году уже было мало удивительным. В окончании уместно было бы вспомнить слова американского историка Клэйя Блэйра, который писал:
"В месяцах апреля и мая 1943, силы ПЛО союзников  потопили пятьдесят восемь немецких подлодок в зоне боевых действий: пятьдесят три в Атлантике, четыре в Средиземноморье, и один в Арктике. Эти пятьдесят три потери в Атлантике cоставили  почти одну треть подводных сил: тридцать пять "семерок", семнадцать "девяток", и один подводный танкер Типа XIV, U-463.
Весь офицерский корпус подводных тревожно обсуждал сложившиеся события относительно того, действительно ли "тоннажная война" против конвоев союзников должна продолжаться. Два из наиболее заслуженных командира подводных лодок, Рейнхард Зурен и Эрих Топп, приводили доводы против этого из-за ожидаемых "огромных потерь" и отсутствия даже "малейшей перспективы успеха,", как Топп выразился позже в своих мемуарах. С другой стороны, другие заслуженные подводники Альбрехт Бранди и Вольфганг Лют думали, что подводная война должна продолжиться с самой большой возможной интенсивностью.
" (с)





      
      
 





Tags: ВМВ Атлантика, Подводные асы, Традиции, Эрих Топп, командиры
Subscribe

promo olt_z_s september 7, 2014 19:40 16
Buy for 100 tokens
Решил подхватить знамя флэшмоба, запущенного коллегами-историками в ЖЖ, смысл которого рассказать почему мы интересуемся историей конкретных эпох. С удовольствием принимаю в этом плане эстафету, благо она для меня так же является ответом на другой важный для меня вопрос - почему российский историк…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments